criceson

criceson: странное


Армейская история из жизни «Дикой дивизии».
Служил я в начале 80-х на Урале, в РВСН, на узле связи. Дивизия наша в
родственных кругах носила совершенно нехарактерное для данных родов
войск название «Дикая дивизия». И вовсе не потому, что большинство
верхнего командного состава носили звериные фамилии - Волков, Зверев,
Зайцев, Козин, Козловский, и т.д. А потому, что фамилия комдива была -
правильно, Дикий. И нрав его фамилии соответствовал. А уж подчиненные
тянулись за командиром.
Часть наша, как и положено, располагалась в глухой нетронутой тайге и
носила бытовое название «пятая площадка». Обычный ракетный полк со всеми
атрибутами - БД, КДС, паттерны, сетка П-100, кроны, монолиты, замполит -
придурок, начсвязи - незнайка в стране чудес и т.д. Автор в период
описываемых событий нес боевое дежурство на узле связи в должности
радиомеханика. А на коммутатор заступил Юра Звягин. Какая задача у
коммутаторщика? - соединять абонентов по их желанию. Кроме того он может
(и должен периодически) разговоры прослушивать, а при желании и вывести
на динамик, что б курящим рядом и сдыхающим от безделья приятелям было
лучше слышно. И вот как-то ночью раздается вызов: зам по тылу дивизии
генерал-майор Козловский срочно требует соединить его с зам по тылу
части подполковником Козиным. Звонки генералов по открытой связи в часть
- явление не частое, поэтому у всей нашей честной компании уши растут в
сторону динамика, а Юру бьют по рукам, чтоб не дай бог не отключил
прослушивание.
В ходе беседы двух командиров выясняется, что на днях по частям дивизии
поедет комиссия из штаба армии с проверкой состояния именно тылов. После
ряда ЦУ, вопросов о состоянии бани и офицерской столовой и
доброжелательных просьб о наведении должного порядка (…если, бля, у
тебя, еб т м, хоть одна муха, в Бога душу, на комиссию сядет, я тебя, в
рот, и маму, и папу…), генерал задает роковой вопрос о состоянии
подсобного хозяйства.
Надо сказать, что наш доблестный полк, как и всякая уважающая себя
часть, имел подсобное хозяйство при хозвзводе. Основным достоинством,
головной болью и предметом издевательств хозвзвода были так называемые
«скаковые свиньи Козина». Грязные, поджарые, как гончие собаки, вечно
голодные, они, частенько, сбежав от пьяных свинарей, носились по части и
окрестной тайге с диким визгом и на запредельных скоростях. В поисках
жратвы они делали немыслимые марш-броски за 25 км до соседней площадки,
где их ловили тамошние бойцы и подкормив из жалости возвращали в родные
пенаты за два огнетушителя браги. По закону подлости накануне
описываемых событий весь этот безумный эскадрон свиней летучих чем-то
обожрался в тайге и издох большинством поголовья.
Именно эту грустную историю о павших свиньях и одной оставшейся в живых
свиноматке и выдал Козин генералу на его вопрос о состоянии подсобного
хозяйства. На что последовала не очень длинная пауза и генерал вызверил
следующую реплику:
- Козин, сука, ты мне хоть всем хозвзводом свиноматку еби, но что б к
утру поросята были!!! Понял, майор?!
- Так точно!!! - испуганно ответил пока еще подполковник и работа
закипела. В том смысле, что начались звонки на другие площадки с
просьбой о взаимопомощи и разработка совместных планов отражения
вражеской атаки комиссии. Это одна из причин непобедимости русской армии
- несмотря на всеобщее распиздяйство в самый последний и критический
момент мобилизоваться и найти безумное и единственно верное решение.
Результатом этого ночного «совета в Филях» стал бортовой ЗИЛ,
загруженный отборной скотиной, собранной со всех площадок. ЗИЛ следовал
километрах в пяти за машиной комиссии, и пока в очередной части
проверяющих ублажали баней, обедом и т.д., скот сгружался на хоздворе.
В результате чего двор приобретал вид лучших образцово-показательных
хозяйств советской эпохи. Обратил ли кто из комиссии отполированным
халявным коньячком взглядом внимание на тот факт, что скотинка на всех
площадках подобралась как под копирку - тайна. Может сработала привычная
замыленность армейского взгляда принципом всеобщего единообразия. А если
кто и обратил - не отрыгивать же дармовое и не по армейски богатое меню?
Вообщем, все прошло благополучно. Каждый получил положенную ему по
должности порцию благодарностей и пиздюлей. А при посещении нашей части
генерал Козловский, ласково глядя на снующих в неимоверном количестве
(и, между нами, затраханных бесконечными переездами) свинок, похлопав
Козина по пока еще двум звездочкам на погоне, изрек риторическую фразу,
истинный смысл которой был понятен им двоим, да еще нам, тем, кто сидел
ночью на коммутаторе:
- Вот видишь, Козин! Могешь, ежли захочешь! Молодца!!! Гигант просто!!!

[1..11]


Папки